Skip to content

Б.шергин рассказ увиденное и услышанное

Скачать книгу б.шергин рассказ увиденное и услышанное txt

Шергин-сказитель и сказочник ( — ) сформировался и стал известен раньше, чем Шергин-писатель. Его первую книгу «У Архангельского города, у корабельного пристанища» () составляют сделанные им записи архангельских старин с нотацией мелодий, напетых матерью (и входивших в репертуар выступлений самого Шергина).  Не медведь ли? И закричал: – Зверь али человек?! И увидел слепого брата. Поплакали, посидели, рассказали друг другу. – Помрем лучше, братец, – говорит слепой, – кто нам рад, эким-то?.

Рассказы свои Пафнутий Осипович начинал прибауткой: «С ворона не спою, а с чижа споется». И закончит: «Некому петь, что не курам, некому говорить, что не нам». Я охоч был слушать Пафнутия Осиповича и складное, красовитое его слово нескладно потом пересказывал.  Мелкие с утра одни дома. Мы в Ульянкиной избе все и гостим, куча ребят трех – шести лет.

Что у старших видели, то и мы: песни поем, свадьбы рядим – смотренье, рукобитье, пониманье. Девчонки у матерей с кринок наснимают, ходят, кланяются, угощают, – честь честью, как на свадьбе, а на дворе пост великий И тут увидит из соседей старик ли, старуха – с розгой к нам треплют Ведь пост! Беда, если песни да скоромное!. Борис Шергин. Сказки Бориса Шергина для детей. Читать онлайн.  Краткая биография Бориса Шергина.Жизнь и творчество. Борис Викторович Шергин — русский писатель, фольклорист, публицист и художник.

Борис Викторович Шергин родился 28 июля (16 июля по старому стилю) года. Отец Шергина, потомственный мореход и корабельный мастер, передал сыну дар рассказчика и страсть ко всякому «художеству»; мать — коренная архангелогородка, познакомившая его с народной поэзией Русского Севера.

В семье Шергин воспринял первые важные уроки взаимоотношений с миром и людьми, трудовой кодекс чести северного русского народа. Их рассказы легли в основу многих лучших произведений Шергина об именитых кормщиках русского Севера (рассказы о Маркеле Ушакове, Устьяне Бородатом и др.). Научение же и вразумление «отцовой дружины» помогли Шергину сохранить целость ума и убеждений, а ее завет: «Поедешь, Борис, в Москву учиться, постарайся, чтобы наши сказанья попали в писанья», – стая неоценимой нравственной поддержкой и опорой в творческом самоутверждении писателя.  К обработкам сюжетов народной баллады и новеллистически-бытовой сказки он подошел уже как уверенный мастер.

Но эти переложения в та же время были для Шергина и школой, в которой он упражнял и вырабатывал свой уникальный стиль.

Борис Шергин Повести и рассказы. ОТ АВТОРА Запечатленная слава. Поморское сказание о Софии Новгородской начинается так: «По слову Великого Новгорода шли промышленные лодьи во все концы Студеного моря-океана. Лодьи Гостева сына Ивана ушли дальше всех. Иван оследил Нехоженый берег. Тут поставил крест, избу и амбар. Тут, кряду, и ход урочный морской»  Увидев, что губернатор ведет путевые записки, капитан Лоушкин возблагодарил бога: «Наконец-то на жизненном пути встретился человек, не только влиятельный, связанный с Петербургом, но и ученый!» При всяком удобном случае дальновидный Максим Осипович начал внушать «его превосходительству» о древности северного мореходства.

И вот те ж е автобиографические рассказы Шергина дают вполне опре­ деленный ответ на этот главный вопрос, и ответ этот может показаться слишком да­ ж е простым: эта любовь на всю жизнь началась у него с родителей, с родительского слова, с родительского поучения и материнской ласки.  И даж е в последние годы жизни, когда приводилось Б. Шергину печататься в сборниках, обычно эти тонкие книжечки для детей выхо­ дили в издательстве «Детская литература», к сказке «О дивном гудочке» он делает примечание: записал со слов матери.  И вот начало XX века было как раз тем временем, когда было услышано и это живое подлинное народное слово.

Борис Шергин - Повести и рассказы. Отец мой принадлежал к числу тех поморов, которые никогда не расставались с записной книжкой. Виденное и пережитое, слышанное и читанное отец умел пересказать так, что оно навсегда осталось в памяти у нас, его детей.  Виктор Шергин мастерски изготовлял модели морских судов.

Был любитель механики.  Увидев, что губернатор ведет путевые записки, капитан Лоушкин возблагодарил бога: "Наконец-то на жизненном пути встретился человек, не только влиятельный, связанный с Петербургом, но и ученый!" При всяком удобном случае дальновидный Максим Осипович начал внушать "его превосходительству" о древности северного мореходства. В рассказах Шергина и в переданных им старинных сказаниях с большой поэтической силой показана глубокая, крепкая связь поморов со своим «отеческим морем».

«Уж ты кормишь, поишь, море синее, обуваешь, одеваешь, море соленое» – поют поморы.  Услышит красивую, яркую речь поморов, увидит природу нашего Севера. Многие нарисованные Б. В. Шергиным образы поморов старого времени перекликаются с теми строителями нового, которые после революции пришли на Север, работают там, водят океанские пароходы в далекие рейсы и пересекают по океану Великий Северный морской путь.

И. Емельянова. Моя юность.